payment_systems (payment_systems) wrote,
payment_systems
payment_systems

Categories:

Исторический экскурс: «Пузырь Южных морей».

Исторический экскурс: «Пузырь Южных морей»

«Пузырь Южных морей» – один из наиболее известных финансовых кризисов, внешним проявлением которого стал резкий рост курса акций на лондонском рынке и последующее крушение осенью 1720 года. Кризис ассоциируется в первую очередь с компанией, именуемой «South Sea Company» («Компания Южных морей»), по названию которой он и получил своё укоренившиеся в литературе название.

Компания была основана британским правительством в 1711 году, в разгар Войны за испанское наследство (1702-1713), как одно из средств управления безмерно разросшимся в результате военных трат государственным долгом. Акции компании предлагались всем владельцам государственных обязательств вместо наличных, выплатить которые в данный момент правительство было не в состоянии. Чтобы повысить привлекательность акций компании и стимулировать кредиторов к отказу от получения платежей наличными, британское правительство обещало Компании Южных морей монополию на право торговли вывезенными из Африки рабами в странах Латинской Америки.

Требовалось, однако, чтобы и испанское правительство согласилось на такое привилегированное положение английской компании. Потерпев военное поражение, Испания и в самом деле пошла на ряд уступок Британии, в том числе, по условиям Утрехтского мирного договора (1713 г.), подтвердила монополию Компании Южных морей. Однако при этом на компанию был наложен ряд ограничений: количество рабов, которых компания могла поставить в испанские колонии в Новом свете, не могло превышать 4800 человек в год; помимо рабов, компании разрешалось раз в год направить в один из шести латиноамериканских портов (в т.ч. Буэнос-Айрес, Каракас, Картахену, Панаму, Гавану и др.) торговое судно с объёмом грузов не более 500 тонн с товарами общего назначения. Кроме того, компанию обязали направлять испанскому королю четверть прибыли, полученной от торговли в испанской Америке.

Для реализации планов, пусть даже значительно более скромных, чем ожидалось вначале, требовались «живые» деньги, а не только правительственные долговые обязательства; поэтому, помимо обмена акций на государственные обязательства, Компания Южных морей организовала одно из первых в истории первичных размещений акций путём публичной подписки. Центрами продаж акций компании, помимо её штаб-квартиры, стали Королевская биржа (The Royal Exchange) и примыкавшая к ней Биржевая аллея (Exchange Alley). Объявления о новых выпусках акций и ценах продажи публиковались в прессе, а также вывешивались на дверях офиса компании и на Королевской Бирже[1].

Победа Англии в Войне за испанское наследство оставляла инвесторам надежду, что, какой бы прибыльной ни была работорговля, для Компании южных морей дело этим не ограничится: существовала вероятность полного коллапса Испанской империи, и в этом случае деятельность Компании Южных морей могла бы принести не только денежные доходы, но и новые земли для Британии; да и вообще, мало ли что могло ещё «обломиться» от Испании и принести не просто прибыли, но сверхприбыли акционерам, «поставившим» на благоприятное для английской короны развитие событий! Покупка акций Компании Южных морей для рядового инвестора была сродни покупке лотерейного билета, где речь шла не о возможности проигрыша, но лишь о большей или меньшей величине выигрыша.

Между тем начало деятельности компании оказалось далеко не блестящим. В 1713 году пробная партия рабов в количестве 1230 человек была направлена в Испанскую Америку из Ямайки, большого карибского острова, находившегося во владении Британии; однако испанские колониальные власти отказались принимать корабли, поскольку официальное подтверждение предоставленных британской компании прав ими из Мадрида ещё получено не было. Рабов пришлось спешно распродавать на островах Вест-Индии по бросовым ценам, и первый год своей деятельности Компания Южных морей завершила с убытками.

1714 год оказался несколько более удачным, и 2680 рабов, доставленных напрямую из Африки, были успешно проданы; это не осталось незамеченным ни английским, ни испанским правительствами, и доходы компании были обложены новыми налогами с обеих сторон: Испания ввела акцизы на продажи рабов, а королева Анна, по примеру испанского монарха, потребовала себе четверть прибыли компании. Условия оказались непосильными: компания пригрозила полностью прекратить свою деятельность, и королева Анна своё решение всё-таки отозвала.

Начиная с 1715 года, компания вышла «на проектную мощность» по перевозке рабов; однако с учетом всех налогов и трудностей работорговля оказалась далеко не столь прибыльной, как рассчитывали основатели компании. Кроме того, не слишком удачными оказались и действия компании по поставкам в Испанскую Америку «товаров общего назначения». Так, в 1714 году компания не нашла ничего лучшего, как направить в колумбийскую Картахену, город на берегу Карибского моря, всего в 10 градусах севернее экватора, судно с грузом английских шерстяных изделий! Как и можно было ожидать, спроса шерстяные изделия не нашли и оставались нераспроданными в течение нескольких лет. Не эта ли история вдохновила О’Генри на написание его знаменитых рассказов «Башмаки» и «Корабли» из цикла «Короли и капуста»?

Каким бы ни было реальное положение дел; но широкая публика, зачарованная видом судов Королевского Военно-Морского флота, сопровождавших корабли Компании Южных морей, ограничивалась достаточно иррациональной верой в блестящее будущее компании. Рынок акций был притягателен своей новизной, финансовая теория, на которую можно было бы положиться при планировании своих инвестиций, отсутствовала. Акции Компании Южных морей пользовались стабильным спросом.

Между тем, дела компании упорно не желали улучшаться. В Англии произошла смена власти, и новое правительство не только не торопилось расплачиваться с компанией по старым обязательствам, но потребовало у компании и активизации работы по конверсии долга (на руках у компании к 1719 году находилось государственных обязательств на сумму 11,7 млн фунтов стерлингов, что составляло около 24% всего госдолга), и даже предоставления правительству нового займа. И кроме того, началась новая война с Испанией, и южноамериканские активы Компании Южных морей, которые оценивались в сумму 300 тыс. фунтов стерлингов, были конфискованы.

Требовалось принять меры, чтобы пополнить капитал компании «живыми» деньгами; между тем, рассчитывать на сохранение высокого спроса в сложившихся условиях было трудно. Требовались новые шаги по стимулированию спроса.

В первую очередь компания предоставила покупателям возможность приобретать акции в рассрочку, что позволило привлечь на рынок более широкие слои населения, которые не имели возможности оплатить покупку полностью в момент приобретения акций. Круг акционеров расширился за счет неискушенных и, возможно, довольно наивных инвесторов.

Однако роковую роль сыграла другая схема, которая была поначалу предложена лишь нескольким привилегированным особам (в том числе любовнице Георга I, тогдашнего британского короля). Компания предложила им приобрести акции на условиях возможного обратного выкупа: компания обязывалась приобрести акции обратно по текущей рыночной цене в любой момент по первому требованию инвестора.

Сколь бы узким не был круг лиц, получивших от компании столь заманчивое предложение, оно поразительным образом совпадает по времени с началом ажиотажа на рынке акций. То ли слухи о заманчивом предложении просочились в широкие круги акционеров и инвесторов; то ли сами привилегированные особы предприняли определенные шаги пот разогреву рынка, дабы реализовать свою выгоду.

Так или иначе, но в начале 1720 года акции компании резко пошли вверх: £128 за акцию в январе, £175 в феврале, £330 в марте и £550 в мае.

Следует отметить, что Компания Южных морей была не единственной, боровшейся за деньги инвесторов в 1720 году. Вдруг возникло множество акционерных обществ, среди которых лишь немногие, похоже, имели серьёзные намерения; остальные предлагали публике экстравагантные, порой на грани законности схемы обогащения. Для таких компаний вероятность «лопнуть», унеся с собой деньги инвесторов, была очень велика, и они получили прозвище «пузырей».

Масштабы проблемы были столь велики, что привлекли внимание парламентариев, которые 20 февраля создали специальный комитет для изучения проблемы, и по итогам его работы 11 июня 1720 приняли «Закон о пузырях» («Bubble Act»), на 100 с лишним лет ограничивший возможности создания в Англии новых акционерных обществ.

Именно так в обиход финансистов и вошёл термин «пузырь»; ирония судьбы заключается в том, что закон не касался Компании Южных морей, между тем как термин «пузырь» в конечном счете оказался связан именно с ней. «Закон о пузырях» не только не предотвратил, но стимулировал дальнейший рост и последующее крушение рынка её акций. К концу июня они взлетели до £890, а в августе достигли пика – £1000, после чего резко пошли вниз, опустившись к концу года до £100.

Следует отметить, что сама компания уцелела, когда лопнул пузырь на рынке её акций, и продолжила свою коммерческую деятельность, которая хотя и не приносила сверхприбылей, но позволяла поддерживать существование. Работорговля под флагом Компании Южных морей продолжалась до 1739 года, когда началась очередная англо-испанская война («Война за ухо Дженкинса»), а после Семилетней войны (1756-1763 годы) компания полностью прекратила коммерческую деятельность, сосредоточившись на функциях по управлению государственным долгом. В этом качестве она просуществовала до 1853 года, когда была ликвидирована по решению правительства.

Истинная история «Пузыря Южных морей», подобно тюльпаномании, обросла большим количеством мифов и легенд, разобраться в истинности которых теперь уже представляется практически невозможным. Так, неясно, к примеру, соответствует ли действительности история о том, что сэр Исаак Ньютон, предчувствуя неминуемый крах пузыря, своевременно продал свои акции, заработав на этом немалые деньги, однако в последний момент поддался всеобщему ажиотажу и вновь купил акции, потеряв в конечном счете вложенную сумму.
          Как и голландская тюльпаномания, «Пузырь Южных морей» превратился со временем в метафору, поучительную историю о глупости и мошенничестве, служившей и продолжающей служить предостережением для новых поколений инвесторов и других участников рынка.



[1] The First Crash: Lessons from the South Sea Bubble Richard Dale COPYRIGHT NOTICE: Published by Princeton University Press and copyrighted, © 2004, by Princeton University Press. ; Helen J. Paul , 2015-11-04 http://www.ieg-ego.eu ISSN 2192-7405

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments